Дмитрий Корчинский: Мы сейчас стоим перед необходимостью создания Советского Союза Украинской Нации, ForUm, 02.07.01


Для каких целей был создан «Щит Батькивщины»? Чем он отличается от других радикальных организаций? Каковы геополитические задачи украинской нации? В чем заключается главный конфликт современности? Ельцин – матерый человечище, а Путин – буратинка. Корчинский следующий президент Украины после Кучмы. Бжезинский – скучный старичок-публицист. Кружок хорового пения несет большую угрозу, чем масонская ложа. Россияне – меньшие братья украинцев. Эти и другие темы в интервью с фюрером «ЩБ».


- На политическом горизонте Украины появилась новая организация -"Щит Батькивщины". Щит предполагает какую-то угрозу. Кто или что является угрозой для Украины сейчас? От кого вы собираетесь ее защищать?

 

- Украина имеет в основном внутренние угрозы. Впрочем, как и все другие страны. Поскольку, как мы считаем, исходя из собственного опыта и видения нами будущего - впереди столетие гражданских войн. Т.е. , основные конфликты, которые будут происходить, будут происходить в форме гражданских войн. То же самое будет и в Украине. Мы считаем, что будут внутренние конфликты. Именно от внутреннего врага и стоит защищать Батькивщину, сиречь Родину.

Со времен окончания II мировой войны во всех войнах центральной политической фигурой становится прокурор, а не полководец. Это мы видели на Нюрнбергском процессе, это мы видели в случае последнего конфликта на Балканах.

Скажем, Ирак рассматривал свою акцию против Кувейта как полицейскую акцию по пацификации мятежной территории. Международное сообщество, в свою очередь, осуществляло полицейскую операцию по пацификации Ирака. Полицейская операция Милошевича в Косово наткнулась на полицейскую операцию против Сербии со стороны НАТО. Т.е. и терминологически, и фактически все войны, которые мы видим в последнее время, это войны внутреннего характера. Стало невозможным четко определить противника. Например, с кем воевал Милошевич в последнем конфликте? Если судить по понятиям начала столетия или по военно-политическим понятиям XIX столетия, то он должен был бы провозгласить войну всем своим соседям. Он должен был провозгласить войну Европейскому Сообществу, Северной части Атлантического океана и еще Бог его знает кому. На самом деле Сербия воевала только с самолетами НАТО. В упор стараясь не замечать натовской пехоты на своих границах. С пехотой они не воевали, воевали только с самолетами. В тоже время и НАТО, и международное сообщество, и Совет Безопасности ООН не считали сербский народ или Югославию объектом войны или врагом. Они воевали с некоей гуманитарной угрозой. Т.е. размывается понятие врага.

Вы правильно задали вопрос - если щит, то от кого? Я не могу Вам ответить, от кого. Потому что никто в мире не может сейчас четко конституировать своего врага. Непонятное воюет с необозримым. «Мировое Сообщество» борется с международным терроризмом. Что такое международный терроризм и что такое международное сообщество? Вы можете дать определение или по крайней мере дать почувствовать, что это такое? Я, например, не могу. Вот они между собой и борются. И любой конфликт рассматривается именно в этих категориях, именно в этих терминах. Т.е. трудно определить, почему в Чечне так долго идет война. Потому что невозможно определение противника. Или врагом является каждый бородатый мужчина, или тогда с кем, собственно говоря, мы воюем? Как отличить милиционера от боевика? Как отличить, в свою очередь, боевика от мирного жителя? Т.е. 15 минут назад он - мирный житель, через 15 минут он - боевик, потом он - торговец на базаре.

Не существует вот этих вот вещей, целеопределение затруднено в сегодняшней войне, соответственно и в сегодняшней политике. Т.е. мы стоим на пороге очень интересного мира, в котором все будет происходить (в том числе и война) по-другому. И поэтому "Щит Батькивщины" - это метафизический щит. От метафизической угрозы. Мы защищаем права Духа Святого и материнские права Матери Божией.

 

- Можно ли отнести "Щит Батькивщины" к праворадикальным партиям и организациям?

 

- Нет, нельзя. Мы не похожи на европейских праворадикалов. Во-первых, европейские фашисты преимущественно гомосексуалисты, а у нас в основном гетеросексуальная ориентация. Т.е. я не хочу этим хвалиться, но правда, я немного стесняюсь, поскольку мы скоро окажемся в меньшинстве. Во-вторых, нас не интересует та проблематика, которая интересует тех хлопцев. Она у нас и не очень актуальна. Если там люди восстают против эмиграции, за какие-то традиционные ценности, то у нас нет традиционных ценностей и угроза эмиграции у нас еще не стоит в Украине сильно. Украина - довольно чистая территория в этом смысле. По экономическим причинам. Во-вторых, у нас отличная от них эстетика. Нас нельзя назвать праворадикальной организацией.

 

- На Украине существует достаточно много организаций - как то КУН, УНА-УНСО, СНПУ, которые декларируют цели и задачи, во многом схожие с вашими. Чем принципиально отличается "Щит Батькивщины" от всех этих организаций?

 

- Это все очень полезные группы, но которые декларируют цели ни в коей мере не похожие на наши. Т.е. это просто патриотические организации, националистические организации. Мы не националисты по той причине, что национализм не может быть центровой политической идеей у нации, которая имеет собственную государственность. Т.е. национализм это продуктивная политическая идея, когда нация борется за государственность. Когда государственность достигнута, то национализм должен перейти в другое качество - в империализм, например. Т.е. он должен расшириться. Должна быть поставлена более универсальная задача. Вот такая универсальная задача нами и поставлена перед собой. А ими - нет. Все это еще эстетика и проблематика 30-х годов ХХ века. КУН, в современном виде УНА-УНСО, к сожалению. Это полезные хлопцы и девчата, бабушки и дедушки, но с нами они ничего общего не имеют.

 

- Что есть универсальная задача, которую вы перед собой поставили? В чем она заключается? В создании империи?

 

- Да. Мы чувствуем свою ответственность за все, что происходит на постсоветском пространстве и считаем, что это пространство сможет стать цветущим только при нашем руководстве.

 

- Как географически очерчено это пространство - оно находится в рамках бывшего СССР или выходит за его пределы?

 

- Это рамки бывшего советского блока.

 

- Т.е. включая восточноевропейские страны?

 

- Да. Мы считаем, что в определенной мере страны бывшего советского блока дискриминированы Европейским Сообществом и мировым. Это не то чтобы сознательная дискриминация, сколько временная. Если мы будем говорить не о заурядном, а о каком-нибудь великом будущем для этих стран, то оно возможно только с нами вместе.

 

- Не могли бы Вы описать эту будущую империю?

 

- Во-первых, я не стал бы говорить об империи, потому что термин не совсем корректен. Мы в 90-х годах прошли пропасть и наши внуки не поверят, что на самом деле мы не заметили этой пропасти.

Дело в том, что основной конфликт XXI столетия - это конфликт между личностью и безличными бюрократическими механизмами, отчужденными общественными формами. Этот конфликт на самом деле очень серьезен. И это последний конфликт.

10000 лет назад человек отделил себя от природы и стал создавать вокруг себя вторую природу - цивилизацию. Это общество, культура, технологии и т.д. Вот эта вот вторая природа, это то, что им было создано. Это не значит, что он победил первую природу. Т.е. существование канализации и метрополитена совсем не отрицает звезд или всемирного тяготения. Все это существует параллельно. Но параллельно, как бы там ни было, была создана и вторая природа. Сейчас эта вторая природа получила возможность саморазвития. Человек уже не есть главная шестеренка в механизме цивилизации. Если еще 100 лет назад научно-технический прогресс был революцией и требовал экстраординарных усилий от своих носителей, требовал каких-то ярких личностей, способных делать открытия, создавать новые технологии, изобретения, то сейчас это уже не революция, а инерция. И личность сегодня присутствует на краю цивилизации, также как раньше она присутствовала на краю великого ледника. Т.е. общество, цивилизация, вся сумма технологий саморазвиваются. При этом от человека требуются не выдающиеся качества, а только средние. Т.е. мы сегодня знаем, что хочешь не хочешь, а открытия будут производится и дальше. Если раньше весь мир знал имена Эйнштейна, Лавуазье, Менделеева, то мы с вами сейчас не знаем имен нобелевских лауреатов. Они нам не интересны. Делаются великие открытия, совершаются удивительные изобретения, но мы знаем, что если этот человек это не изобретет, то в другом институте оно будет сделано. Существуют тысячи научных коллективов, которые работают в этом направлении и все равно лекарство от рака будет найдено. Независимо от того, будут ли там присутствовать великие умы или большие электронно-вычислительные машины будут заниматься геномом человека. Мы не знаем имен великих ученых.

Так вот, я говорю такими сложными какими-то вещами, а не политическими лозунгами только потому, что это проблематика свежая. Все еще свежая, хотя уже в 60-е годах наши великие предшественники слева формулировали основную проблему как проблему отчуждения, но вот очень острой она становится именно сейчас. Точнее, они ее не сформулировали, они ее почувствовали. А мы уже живем с этим делом. Основной конфликт - между личностью и безличными отчужденными формами или между личностью и безличной демократической диктатурой. Мы считаем, что этот вопрос должен быть решен. Как в свое время он оторвался от первой природы, противопоставил себя ей, так сейчас он должен решить свои отношения со второй природой, созданной им. И я считаю, что одномерные будут весьма удивлены, в скором времени, когда выяснится, что информационное общество - это на самом деле феодальное общество.

 

- Конфликт последний. Что же после?

 

- Не знаю, это пусть уже следующие поколения решают эту задачу. Нам бы с этой справиться.

 

- "Щит Батькивщины" - организация христианская?

 

- Да.

 

- Какую конкретно конфессию вы поддерживаете?

 

- У нас есть представители многих конфессий.

 

- Христианских?

 

- Да, христианских. В основном православные.

 

- И все же - кто именно? Представители УПЦ КП, УАПЦ, УПЦ МП?

 

- Члены нашей организации принадлежат почти ко всем существующим конфессиям. Есть еще греко-католики, римо-католики, протестанты.

 

- Четко выраженной конфессиональной селективности у вас нет?

 

- Нет.

 

- Как-то Вы обмолвились, что вложили много сил в создание УПЦ КП. Какие сейчас отношения у "Щита Батькивщины" с этой церковной организацией?

 

- Никаких. Я, например, хожу в церковь Киевского Патриархата, но сложилось так, что делами Киевского патриархата мы сейчас не занимаемся. Не потому что не хотим, а потому что нет потребности.

 

- Со стороны Филарета к вам поступали какие-нибудь просьбы, предложения?

 

- Нет.

 

- Вы осуждаете уничтожение поклонных крестов в Крыму мусульманскими экстремистами?

 

- Да.

 

- Одна из Ваших книг издана Иволгинским дацаном в г. Улан-Уде. Как это совместить с тем утверждением, что "Щит Батькивщины" - организация христианская?

 

- Это объяснить очень легко. Несмотря на то, что мы христиане и организация христианская, мы с глубокой симпатией относимся к основным религиям - и к исламу, и к буддизму, и к ламаизму, и у нас там много друзей, мы сотрудничаем. В чем-то мы помогаем им, в чем-то они нам. Например, издали книжку.

 

- "Крым будет украинским или безлюдным". Может ли он стать украинской Чечней? Или вообще отойти к Турции - многие татары на демонстрациях уже потрясали паспортами "крымско-татарской республики", отпечатанными в Турции...

 

- Дело в том, что крымско-татарское меньшинство в Турции дискриминировано. Они могут печатать в Турции паспорта, но в полной мере реализовывать свою национальную идентичность в Турции они могут.

Крымские татары сильно отличаются от чеченцев. Это совершенно другой типаж, совершенно другой стереотип поведения, это люди, не способные на восстание и не склонные к криминалу. Это земледельцы, которые хотят заниматься земледелием, больше всего любят земледелие и не хотят и не любят войны. Существуют, конечно, экстремисты, но у меня такое впечатление, что будущего у них нет. Может быть, к сожалению. Нам бы, конечно, хотелось бы иметь какой-нибудь конфликт, может быть даже в Крыму, в котором мы легко могли бы победить и на этом сильно подняться политически.

 

- Победить кого?

 

- Любого, кто бы там ни восстал. Вот у нас были в свое время большие надежды на то, что какие-то пророссийские организации будут хоть на что-нибудь способны в Крыму. Оказалось, что ни на что не способны.

 

- Допустим все же, что какая-нибудь татарская группировка подымет в Крыму восстание.

 

- Вот к сожалению не подымет.

 

- Вы не допускаете, что татары могут просто демографически завоевать Крым? Как албанцы в Косово, у которых средняя рождаемость 10 детей на семью. У крымских татар тоже очень высокая рождаемость.

 

- Они никогда не будут преобладающей в этническом плане группой. Они в XVII столетии не были преобладающей группой и в XXI столетии точно не будут. Я глубоко симпатизирую крымским татарам, у меня там много друзей, знакомых, но, к сожалению, не верю в какие-то сепаратистские крымско-татарские проекты относительно Крыма.

 

- Существует идея выделения Западной Украины в самостоятельное государство. Сторонниками этой идеи являются Дмитрий Кублицкий и Олег Хавич. Кублицкий даже предлагал ввести в этой новой ЗУНР латиницу в обиход (вместо кириллицы) - с целью сблизиться с Европой.

 

- Это чисто экстравагантная идея. Я не первый год занимаюсь политикой в Украине, эти имена я слышу впервые. Какие-то экстравагантные личности со своими экстравагантными идеями всегда существуют, но это даже не идея. Это просто невозможная вещь. Невозможно даже серьезно поставить этот вопрос - об отделении Западной Украины - как невозможно поставить вопрос о присоединении к Украине Луны.

 

- Лидер партии "Молодежь - надежда Украины" Вадим Гладчук в одном из своих интервью сказал о Вас следующее:

"...это человек, который специализируется на политических провокациях, причем, довольно-таки за большие деньги. Он нанялся на службу к Юлии Владимировне Тимошенко, также он имеет отношение к Турчинову."

 

- Я считаю, что политическая провокация - при отсутствии денег и административного ресурса - является оружием пролетариата. Т.е. это эффективно. И хорошо.

К сожалению, в Украине никто не платит денег за политические провокации. Ни за какие. В том числе и Юлия Владимировна.

Т.е. это сказал человек, который совершенно не понимает того, что происходит в Украине, тех процессов. Существуют легенды, о том, что в политике оборачиваются какие-то большие средства на Украине. Больших средств здесь нет. Никаких серьезных денег. Т.е. достижение политических целей идет совершенно другими путями в Украине. Т.е. для того, чтобы зарабатывать деньги на политике в Украине надо быть не политическим провокатором, а скажем, главой центральной избирательной комиссии. Или главой областного суда. Вот это люди, которые способны заработать на политике. А политические провокаторы, ничего, кроме неприятностей, заработать себе не могут.

 

- Каждая организация опирается на какую-нибудь идеологию. Что является идеологическим базисом "Щита Батькивщины"?

 

- Те вещи, о которых я говорил в начале. Т.е. осознание того, что отчуждение - это реальная политическая проблема сегодня. И что любой политический конфликт сегодня - это в первую очередь конфликт между личностью и отчужденными общественными формами, безличной диктатурой. Это понимание того, что будущая революция - это христианская революция. Если очень коротко, это и есть наша идеология.

 

- Как Вы относитесь к Дмитрию Донцову и его основной книге - "Национализму"?

Его вы не считает своим идеологом?

 

- Я не могу возразить Донцову ни по одному пункту. Это значительная фигура, все что он писал, крайне интересно. Но это проблемы 30-40-х годов ХХ столетия. Мы сейчас стоим просто перед другими проблемами.

 

- Т.е. Вы считаете, что Донцов устарел?

 

- Нет, Донцов не устарел. Также как не устаревает учебник по тригонометрии. Учебник не устаревает, просто к нему никогда не возвращаешься после определенного возраста. Просто занимаешься другими вопросами.

 

- Почему Вы покинули УНА-УНСО?

 

- В 1997 году я встал перед дилеммой: или изгнать все среднее звено руководства из организации, или уйти самому. Поскольку та политическая игра, которая нами игралась, была уже сыграна, устраивать войну внутри организации мне было скучно. И кроме того я с большой симпатией относился вот к этим людям, которые составляли как раз среднее звено руководства в организации. Т.е. их надо было изгонять не потому что они плохие люди или потому что я их не любил, а потому что они выработали свой ресурс. К сожалению, так случилось. Это была уже другая эпоха, другая Украина, для того чтобы эффективно действовать, нужны были совсем другие люди, другого склада. Я любил этих людей, относился к ним с огромной симпатией и расправляться с ними мне было бы очень больно. Поэтому я решил уйти сам, оставить им brand-name, а самому заняться другими вещами, теми, которые мне казались интересными в это время.

 

- Андрей Шкиль очень скептично отнесся к человеческим ресурсам "Щита Батькивщины".

 

- Я с трудом могу вспомнить, кто такой Андрей Шкиль, но я поддерживаю его мысль о том, что людей немного. В Украине не существует организаций, в которых много людей. Кроме коммунистической партии. Сейчас в ряде областей начала серьезно расти социалистическая партия. Все другие партии и организации не имеют реальных членов. Ну, сто, ну двести человек какого-то актива - это максимум любой организации. Т.е. если организация способна поставить сто дисциплинированных человек, которые там что-то могут делать, это очень хороший показатель.

Это не только наша проблема, это проблема везде. Время массовой политики закончилось в мире.

Я знаю людей одного со мной возраста, которые, в отличие от меня, успели войти в историю человечества. Скажем, Шамиля Басаева, которому никогда не удавалось собрать больше ста двадцати человек. Я знаю реальное окружение Руслана Гелаева - человек тридцать. Иногда он мог набирать довольно большую бригадень, за счет людей, которые на время приходили, на время уходили.

Больших партий не существует. Не существует больших бригад. Вот, существуют реликты некие - компартия и т.д.

Я сейчас могу выставить не меньше людей, чем тот же самый Шамиль Басаев или Руслан Гелаев. Это преисполняет меня гордостью - это мало кому удается в Украине. Т.е. людей, которые способны действовать заодно, дисциплинированно, жертвовать собой за идею, которую отстаивают.

 

- Чем объяснить тот парадокс, что на акцию "Украина без Кучмы" вышли вместе радикальные комсомольцы и радикальные УНСОвцы? Казалось бы, прямо противоположные идеологии.

 

- Это старый принцип - "гуртом і батька легше бити". Кроме того, идеологии толком нет. Считать, что у комсомольцев есть какая-то идеология - смешно. Существует некая привязанность, некие эстетические предпочтения у одних и некие эстетические предпочтения у других. Тут дело не в идеологиях, тем более, что мы живем в неидеологичное время. Дело в том, что существуют периоды в истории человечества или того или иного народа, когда идеологии решают все. Люди живут в идеологиях, как в горах. Существуют и без-идеологические периоды. В Европе первая половина столетия - скажем, до середины 70-х годов, была весьма идеологична и очень много решали идеологии. Люди, движимые идеологиями, способны были доходить до Волги или брать Берлин, или, скажем, Сартр ходил по Монмартру и продавал томики Мао, люди серьезно стреляли друг в друга - террор 70-х годов. Но в конце 70-х идеологии умерли на Западе. В 1993 году идеологии как общественно значимые явления умерли в России, в 1991 году идеологии умерли в Украине.

Это безидеологическое общество, идеологий как таковых тут нет. Существуют brand-namе`ы, существуют эстетические предпочтения, существуют какие-то там общие понятия, но идеологий здесь не существует. И вполне понятно, что комсомольцы, эти люди с brand-namе`ом "Комсомол" могут выйти с людьми с brand-nam`ом "УНСО" на одну политическую акцию. И на этой политической акции они ведут себя абсолютно одинаково. Один и тот же лозунг они выдвинули - что одни, что другие: "Соблюдать спокойствие, не поддаваться на провокации". Как Вам лозунг восстания?

 

- "Национализм - это выстрелы". Где стреляли лично Вы?

 

- Мне приходилось немного стрелять в Приднестровье, в Абхазии...

 

- В Одессе - сам видел видеорепортаж - проходило торжественное открытие масонской ложи "Хирам", специально из Италии прибыл один из масонов высокого градуса. Руководителем ложи является Петр Найдис, одесский предприниматель. А новым адептом стал Валерий Запорожан, ректор медуниверситета. Интересное заключается в том, что образование масонских лож на Украине является условием вхождения Украины в Европейское Сообщество...

 

- Думаю, что это группа сумасшедших там, в Одессе, во главе с этим ректором. Уверен, что никто и никогда таких условий не ставил. У нас тут много есть мурзиков, есть тамплиеры, госпитальеры, есть масоны, есть кришнаиты, каждой твари по паре. Это кружки по интересам. Я знаю кружки хорового пения, которые выглядят и способны реализовать большую угрозу, чем любая масонская ложа.

 

- На стене вашего офиса висит карта мира, где Россия разделена на множество государств. Это ваша цель, проект или мечта?

 

- Нет, это у нас здесь проходило командно-штабное учение и карта осталась со времен этого учения.

 

- А в чем выражалось это учение?

 

- Это была своеобразная геополитическая игра, в которой наша молодежь пыталась прогнозировать разные варианты развития события событий и свое поведение при этом. В том числе, конечно, приятный вариант развала Российской Федерации когда мы будем спасать наших братьев славян и чукчей от каких-то там возможных угроз.

 

- А развал США вы не предусматриваете?

 

- О том, что США должны вот-вот развалиться, и о крахе американского империализма разговоры ведутся со времен вхождения Штатов в большую европейскую политику, правильнее говоря - геополитику, т.е. со времен 1914 года, когда они впервые проявились как великая держава. Я думаю, что еще лет двести эти разговоры будут вестись. Американский империализм очень молодой и США - это очень архаическая страна с архаическими общественными реакциями, архаическими общественными институтами. Европа в этом смысле выглядит много более модерно, чем США. И я думаю, что надеяться на развал США - это сладкая мечта евразийских революционеров, которая никогда не будет реализована.

Один одесский анархист в 1905 году сказал такую замечательную фразу : "... так структурного кризиса капитализма ожидаючи, глазёнки повылазят. Давайте-ка, братцы, к террору!"

 

- Збигнев Бжезинский в своей "Великой Шахматной Доске" очень пренебрежительно отзывался о Европе, часто называл ее "американским протекторатом". В том числе и Украину, естественно.

 

- Бжезинский - это старый человек, который давно за пределами практической деятельности и рассуждает в категориях 60-70-х годов, раньше это выглядело немного смешно, сейчас это просто по-стариковски скучно.

 

- Но ведь книга ориентирована на молодую американскую элиту, которая будет управлять страной. И книга дается как направляющий вектор для формирования глобальной политики.

 

- Дело не в Бжезинском. Если почитать документы, которые остались от отцов-основателей США, можно увидеть, что они все пронизаны мессианской идеей. Т.е. они еще были свинопасами, которые восстали против законного государя и смешно было говорить об их роли, но они тогда уже знали о своей великой миссии в мире и воспринимали эти вещи всерьез. Дело не в Бжезинском, это реализовывается протестантский архетип. Там человек баллотируется в муниципалитет какого-нибудь села американского, он говорит не о канализации, он говорит о нашей миссии в мире и апеллирует к последним вопросам и к наиболее высоким ценностям, т.е. он ведет себя как протестантский проповедник. Все те люди, которые будут определять политику США они все это и в много большей форме и с много большей претензией слушали на воскресных проповедях. Их этому обучали в начальных классах школы. Все общество этими делами пронизано. З. Бжезинский - это просто старичок-публицист, которого все почему-то принимают всерьез.

 

- Один из деятелей СНПУ, Нестор Пронюк, выразился так: "Европа заканчивается там, где начинается русский язык". Согласны ли вы с этим утверждением?

 

- Нет, конечно Россия гораздо более европейская страна, чем Украина была в определенные периоды. Я с большой симпатией отношусь к русскому языку и к русской культуре и любимыми писателями являются Толстой и Кузьма Прутков. Считаю, что реально российско-украинский конфликт существует, на самом деле. Это не межнациональный конфликт, просто конфликт старого и нового. И все это чувствуют. Это трудно формулировать, легко провозглашать лозунги революций, которые осуществлялись 50 лет назад, а про будущие революции трудно говорить. Украина это просто некий новый путь по отношению к России. Как в свое время германцы, развалив Римскую империю, встали перед необходимостью создания Священной Римской Империи германской нации, точно так же и мы сейчас стоим перед необходимостью создания Советского Союза украинской нации, который когда-нибудь будет создан. И тут смешно просто рассматривать наших меньших братьев россиян как неких врагов, неевропейцев и т.д. Конечно, они европейцы.

 

- Имеет ли место сейчас притеснение русского языка в Украине?

 

- Украинцы беспрецедентно толерантны по отношению к русскому языку и ко всем языкам и национальным меньшинствам и т.д. На Украине не существует ни одного эксцесса, связанного с ущемлениями русского языка или какого-либо другого языка. Ни один народ в мире никогда не демонстрировал такой беспрецедентной толерантности, как мы сейчас. За это нам платят черной неблагодарностью, естественно.

 

- Я имел в виду языковую политику государственных органов.

 

- Государственные органы все русскоязычные. И языковая политика очень вялая. Русский язык не только не имеет никаких проблем, он тут имеет фактические преимущества перед украинским. Мы говорим о фактах, а не о нормах. Фактически русский язык на Украине имеет преимущество перед украинским. Это, конечно, безобразие, но смешно с этим бороться.

 

- Почему безобразие?

 

- Потому что украинский язык – это язык более приспособленный к высокому стилю. А вот высокого стиля нам здесь сейчас не хватает, на Украине. Т.е. все занимаются канализацией, никто пока еще не говорит о нашей великой миссии в мире. Так вот о нашей великой миссии в мире много легче и природнее говорить на украинском языке, нежели на русском.

 

- Сейчас на Украине планируется внести изменения в правописание, приблизив язык к «западноукраинскому говору». Т.е. вместо «кафедра» будет использоваться «катедра» и т. д.

 

- Я против реформы правописания, против этих приближений. Я считаю, что все эти нормы должны существовать параллельно. Если хочется читать слова, в которых в церковнославянском была Q через «т», то, конечно, человек должен читать и писать таким образом. Но делать это общей грамматической нормой мне кажется, не стоит.

 

- В одном из своих интервью (в 1996 г) Вы выразились так: «У нас с Россией общие враги и общие друзья». Кто эти общие враги и общие друзья?

 

- К этому приспособлен наш язык - мы все еще персонифицируем. Мы говорим «враги» там где надо было бы сказать, скажем тенденции враждебные. Врагов-то толком нет. Клинтон не был врагом сербского народа, потому что не он решал. Это была общая тенденция, которая столкнула Сербию с мировым сообществом таким вот образом.

Нам, как людям действенным, активным, в культурном архетипе которых заложена преувеличение роли личности во всех процессах, нам хочется увидеть личности. Мы знаем, что существует некий враждебный мир, и нам хочется знать, что в этом враждебном мире существует некий заговор, который разрабатывает планы по уничтожению, скажем, нашей национальной идентичности. Или по подрыву евразийского могущества России. Но ужас ситуации в том, что там нет никаких людей, нет никакого заговора, никто там не сидит. Нет масонов, которые там сговариваются и строят козни против евразийского единства. Просто идут процессы какие-то. И с той стороны мы не видим никаких выдающихся личностей. Мы видим ту же тенденцию, которая сейчас идет в России. Вот сейчас в России был период ярких личностей. Вот Ельцин был матерый человечище такой. Черномырдин был такой барин некий, интересно было наблюдать. И все политики были яркими. Они, конечно, все были шутами, фиглярами, но это были яркие шуты. А сейчас все эти люди вытесняются серыми человечками. Мне все еще трудно вспоминать, как зовут российского премьер-министра, несмотря на то, что я плотно занимаюсь политикой. Серость вытесняет всех этих людей. На смену матерому человечищу Ельцину пришел буратинка Путин. Ну никакой буквально. Серенький человечек такой.

А в Европе и мире это все давно уже осуществилось. Там нет никаких врагов. Нам просто противостоят какие-то тенденции, отчужденные формы. Мы должны бороться с отчужденными формами. Целеопределение невозможно.

Задачи…Я бы не сказал – общие. Скорее, это наши задачи. Они никогда не будут осознаны Россией самостоятельно. Также, как пролетариат не способен был преодолеть трейд-юнионисткое сознание в начале столетия, как говорил Ленин, а революционное сознание ему надо привносить извне, это дело небольшой группы, также и россияне самостоятельно не способны преодолеть архаического видения ситуации. Мы им можем только навязать видение новое - о том, что на самом-то деле конфликт происходит совершенно в другом, и что он намного более страшен и что он намного более труден, чем им кажется, несчастным.. Им кажется, что существует антироссийский заговор в мире. К сожалению, его не существует. Россия не интересна заговорщикам.

 

- Допускаете ли Вы возможность какого-либо объединения Украины, России и Белоруссии – конфедеративного, федеративного, в едином государстве?

 

- Да, конечно, будет это объединение. Инициатором его будет Украина. И мы всех объединим, нравится это кому-нибудь или нет.

 

- А если это кому-то не понравится? На самой же Украине.

 

- Мы дадим им возможность высказать свое мнение в тюремной стенгазете.

 

- Запад не заинтересован в Украине как в мощной державе?

 

- Запад заинтересован на самом деле только в одном – он хочет, чтобы на Украине действовали те же самые правила игры, что и в Америке. Если западные хлопцы классно играют в баскетбол, им не нужно соревноваться с кем бы то ни было по правилам бокса. И поэтому они хотят, чтобы все боксерские ринги в мире были перестроены в баскетбольные площадки. Вот и все. Это единственное, чего они хотят. Они хотят, чтобы у нас здесь были нормальные правила игры, как везде. Чтобы была демократия, чтобы не было коррупции, чтобы нормальные условия для инвестиций, чтобы здесь можно было размещать капитал. Задача-то в мире не накопление капитала, а размещение капитала. Они хотят размещать его и здесь тоже. Они хотят, чтобы здесь были условия для размещения этого капитала. Вот и все, это единственное, чего они хотят. И трудно назвать эти требования агрессивными. В данном случае мы агрессивны и мы это осознаем.

Какой-нибудь демократ или прозападный деятель хочет, чтобы украинцы жили богато. А я хочу, чтобы украинцы жили лучше всех. И это противоречие есть как раз самым грандиозным противоречием. Это огромное отличие на самом деле.

Они хотят, чтобы мы были миротворцами. А я хочу, чтобы мы были пастухами миротворцев.

 

- Что скрывается за скандалом вокруг Гонгадзе? Chi paga - кому это выгодно?

 

- Это выгодно всем. Кроме Кучмы и силовиков. Это как раз тот скандал, которого требовало время и требовала душа. Чтобы что-нибудь произошло, чтобы в озеро был кинут камень. Вот камень был кинут. Это в интересах всех на самом деле.

Что за этим скрывается? Боюсь, что ничего толком не скрывается.. За этим скрывается сумасшедший офицер, который был настолько зловреден, что делал эти записи. И за этим скрывается воля всех к переменам. Конечно, сейчас это все подхватили.

Я не верю, что за этим стоял заговор, что ситуация была кем-то организована.

Кто бы мог организовать такого рода ситуацию? Русские? Нет, им такого рода ситуации не удаются и такого рода заговоры. Я смотрел, как была организована пиаровская компания по Чечне а первой и второй войне – это было жалкое зрелище. Они не умеют так работать. У себя. А тем более в Украине.

Американцы? Тоже нет. Украина на периферии американских интересов. Если бы они интересовались Украиной, они бы вкладывали деньги – в оппозицию, в страну. Они денег не вкладывают. И такого рода головокружительные операции им тоже никогда не удавалось делать с толком. Почти. У них все было провалено кроме единственного – Чили, чем они могут похвастаться, и то это делали чилийские военные, там американцы уже прицепились сбоку. Все что можно было провалить из мероприятий такого рода, они провалили везде в мире за последние 20 лет.

Тогда кто же это делал? Молдавская разведка разве что за всем этим стоит? Не верю я в молдавскую разведку.

Т.е. это просто сцепление причин. Этого все так хотели, что это должно было просто произойти.

 

- Если все же в результате этого скандала Кучма вынужден будет покинуть свой пост, кого бы вы хотели видеть на его месте?

 

- Себя, естественно…

Богдан Безпалько, ForUm