ОЛЬГА КАРИ

ПРИЗРАК

 

Я умер. И вот уже час я сижу над собственным телом. Неужели никто так и не придет сюда, неужели никто не увидит лежащего в луже собственной крови человека? Хотя да, ну кто же будет бродить ночью по этому захолустью? М-да...

Уйти я не мог. Судьба моего когда-то собственного тела была мне не безразлична. Да и идти мне было больше некуда. Но пока я ещё не полностью свыкнулся с мыслью о том, что теперь я - призрак. А призраку некуда спешить. У него больше нет друзей и дома, любимой женщины, ему не хочется есть, ему никогда не холодно, жара ему нипочем. Поэтому пока мне больше нечем было заняться, как сидеть над своим трупом и ждать.

Это произошло, как я уже сказал, час назад. Я шел домой, когда сзади кто-то подошел. И через пару минут я уже лежал на земле. Я ещё чувствовал, как горячая жидкость текла по моей рубашке и расползалась подо мной темной лужей, пахнувшей железом и озоном. Переулок был безлюдным, и помочь мне было некому. Так я умер.

Очнулся я быстро. То есть понял, что не очнусь больше никогда. Разом исчезли ноющая грусть и угрюмая тяжесть, которая при жизни заставляла меня не раз вспомнить о том что мне 30, 31, 32, 33, 34, и наконец 35, я одинок, у меня почти нет друзей, а лишь стопка книг, перевязаных бельевой веревкой. Книги кочуют со мной с квартиры на квартиру. Теперь их наверное какой-нибудь бомж пустит на обогрев своей конуры. Может даже в сердцах будет благодарен мне.

Я почувствовал необыкновенную легкость. Не только в моем новом невесомом теле, а и душе, мыслях, сердце. Мне даже не было страшно, я был чуточку рад, удивлен, но никак не опечален. Я не расстался с землей. Это моя душа всего лишь сменила место проживания. А то тело мне даже не жаль. Оно уже было слегка поношеным, тяжелым, и угрюмым. Но уйти просто так, оставив пристанище своих мыслей, которое верно служило мне 35 лет, я не мог.

Вот и сижу. Был бы человеком, уже б давно замерз. Вон как вертер воет. Снег сошел две недели назад, но по ночам было холодно, как в феврале. Я ощущал только собственную новизну и легкость, свои необыкновенно прозрачные мысли. Жаль, что умерший "я" лежит лицом вниз. Наверное, неприятно смотреть на мертвецов, но в конце-концов это ведь был я?! Хотелось бы увидеть, с каким выражением на лице я проводил свои последние минуты земной жизни. Наверное, как всегда, с угрюмым. Разве что со следами небывалого удивления...

Ну вот уже скоро рассвет. Скоро появятся люди, меня найдут. Позвонят куда надо, и за моим телом приедут. Хорошо, что с собой у меня было водительское удостоверение, - опознают быстро. Хотя, какая разница? У меня нет семьи, которой можно сообщить, о смерти единственного кормильца. Родители отказались от меня 35 лет назад, так что, надеюсь, этой ночью сердце не дрогнуло от предчувствия ни у одной женщины в мире.

Осталось ждать недолго. Вон в переулке уже показались первые люди. Это шла уборщица с огромной мохнатой метлой. Уж она-то точно должна меня найти.

***
Дворница не спеша водила метлой по асфальту. "Что толку выметать отсюда грязь? Чище здесь все равно никогда не станет". Тут она заметила лежащего на земле человека. Сначала она испугалась. А вдруг это маньяк какой? Лежит, небось, поджидает её. А никого и поблизости то нет, что б на помощь позвать. Но человек лежал, не шолохнувшись…

Тогда, набравшись храбрости, дворничиха во весь голос заорала:

"Ты чего тут разлегся?!!! Другого места не нашел, алкаш? Поднимайся и чеши домой давай!!!"

Человек лежал не двигаясь. Потом, очевидно догадавшись, что обращение предназначалось ему, шевельнул ногами, затем даже приподнялся на руках. Удивленно осмотревшись по сторонам, стал себя ощупывать. Затем посмотрел на разраженную женщину и улыбнулся ей. Он поднялся на ноги, попытался отряхнуть пальто, но понял, что это мало поможет ему произвести должное впечатление на дворничиху. Затем, махнул ей рукой и пошел себе.

"Ух, алкаши, поганые!!! Убила б вас всех!!" - неслось ему вдогонку. Человек продолжал идти по улице, а на лице его расцветала улыбка.

 

Квітень 2002 р.
Чернігів.